Admmokrassovet.ru

Финансовый журнал
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Оспаривание договора цессии при банкротстве

ВС: как надо оспаривать цессию в преддверии банкротства должника

Промсвязьбанк уступил права требования по кредитам неплатежеспособного должника компании, которая сама вскоре была признана банкротом. Ее управляющий пошел в суд оспаривать договор цессии и добился своего в кассации округа. Но у экономколлегии ВС оказалось иное мнение по этому вопросу.

В марте 2011 года Промсвязьбанк выдал ЗАО «Рускон» два кредита на общую сумму 53,8 млн руб., заключив также в качестве обеспечения исполнения обязательств договоры поручительства.

В конце февраля 2012 года банк переуступил права требования по кредитам и обеспечительным сделкам ЗАО «Отечество-Агро» также за 53,8 млн руб. Последнее заплатило эти деньги Промсвязьбанку спустя месяц – 23 марта, получив прямо в тот же день как новый кредитор эту сумму от “Рускон”.

Однако еще до этого, 2 марта 2012 года, в отношении «Рускон» было возбуждено дело о банкротстве (№ А12-3373/2012), в рамках которого перечисление последним 53,8 млн руб. обществу «Отечество-Агро» было признано недействительным как сделка с предпочтением. Суд обязал «Отечество-Агро» вернуть эту сумму, но компания отказалась, а в августе 2014 года сама была признана несостоятельной по упрощенной процедуре отсутствующего должника (№ А12-24106/2014).

Конкурсный управляющий «Отечество-Агро» потребовал в суде признать недействительным договор цессии с Промсвязьбанком от 2011 года. Компания не получила по этой сделке равноценное встречное исполнение, настаивал управляющий: она приобрела низколиквидные требования к обществу «Рускон», которое на момент уступки уже находилось в «неудовлетворительном финансовом состоянии», и Промсвязьбанк об этом знал. Все это причинило убытки «Отечество-Агро», который из-за этого не смог расплатиться с другими кредиторами.

Поручительство против прикрываемых сделок

Первые две инстанции оснований для признания договора цессии недействительным не нашли. При его заключения Промсвязьбанк не мог знать о долгах «Отечество-Агро», рассудили они. Наличие же признаков неплатежеспособности у «Рускон» само по себе не свидетельствует о невозможности погашения кредитов, так как «Отечество-Агро» были переданы и права по обеспечивающим сделкам поручительства, указали суды.

Кассация округа с таким подходом не согласилась, признав спорную сделку недействительной и обязав Промсвязьбанк вернуть деньги. По ее мнению, банк вел себя недобросовестно и просто переложил все риски на «Отечество-Агро». При этом, пришла к выводу коллегия, счет «Отечество-Агро» использовался как транзитный: создавалась лишь видимость участия компании в отношениях по выкупу требований, в действительности же заемщик – «Рускон» – просто погашал задолженность перед Промсвязьбанком.

Выход за пределы

Спором решила заняться экономическая коллегия Верховного суда, которая в итоге поддержала Промсвязьбанк и позицию двух первых инстанций.

Как говорится в недавно опубликованном определении тройки ВС (Иван Разумов, Денис Капкаев и Сергей Самуйлов), суд первой инстанции и апелляция пришли к правильному выводу о недоказанности управляющим самого факта причинения вреда имущественным правам кредиторов «Отечество-Агро».

Уступленные банком требования обеспечивались поручительствами, а значит, их ликвидность не могла определяться лишь финансовым состоянием основного должника без оценки реальной возможности истребования задолженности с поручителей,

– говорится в определении ВС.

По мнению экономколлегии, окружной суд, констатировав взаимосвязанность договора цессии и всех расчетных операций и признав их притворными, вышел за пределы заявленных требований. Конкурсный управляющий оспаривал только сделку уступки и не просил признать недействительными две последовательные расчетные операции.

Более того, обратила внимание «тройка», «Отечество-Агро» могло сослаться на эти обстоятельства в деле о банкротстве “Рускон” (№ А12-3373/2012), где операция по перечислению последним 53,8 млн руб. обществу «Отечество-Агро» была признана недействительной. Однако этого сделано не было, и тем самым фактический переход требований от банка к обществу «Отечество-Агро» был признан состоявшимся.

Ошибки конкурсного управляющего

Экономколлегия правильно указала, что для оценки ликвидности уступленного актива необходимо оценивать в том числе реальную возможность получения удовлетворения за счёт существующих поручителей, комментирует спор Сергей Коновалов, юрист практики разрешения споров «Некторов, Савельев и Партнеры«: «В противном случае поручительство просто бы игнорировалось, что нивелировало бы сущностное значение этого института». Согласен Коновалов и с выводом ВС о том, что окружной суд вышел за пределы иска. «Процессуальное законодательство не предоставляет суду право изменять по своему усмотрению заявленные требования с целью использования более эффективного способа защиты», – указывает он.

Это дело в очередной раз продемонстрировало значительную сложность оспаривания сделок должника в рамках процедуры банкротства, говорит Алексей Толстов, партнер адвокатского бюро «Бобров, Толстов и партнеры». Спорные сделки действительно выглядят крайне подозрительно, обращает внимание юрист: уступка заключена в предбанкротный период, расчеты совершены после начала процедуры банкротства заемщика и при этом в один день, а в заключении договора цессии отсутствовал экономический смысл. «Однако процессуальные ошибки конкурсного управляющего не позволили ВС в полной мере высказаться по ключевому вопросу. «А был ли сговор и злоупотребление между всеми участниками сделок?» – отмечает Толстов.

Вполне распространенная схема

ВС в этом деле сформулировал два важных подхода о признании уступки и соответствующих платежей недействительными, указывает Николай Покрышкин, партнер «Кульков, Колотилов и партнеры». Во-первых, для применения ст. 170 Гражданского кодекса («Недействительность мнимой и притворной сделки») уступка и платежи должны оспариваться в качестве единой притворной сделки в рамках дела о банкротстве. Во-вторых, для применения альтернативного основания недействительности (ст. 61.2 закона о банкротстве – «Оспаривание подозрительных сделок должника») необходимо доказать причинение вреда кредиторам должника, который не может быть установлен без исследования как платежеспособности самого должника по уступаемому праву, так и возможности взыскания долга по обеспечительным сделкам с третьих лиц.

При этом, обращает внимание Покрышкин, уступка банками прав требований к неплатежеспособным должникам в пользу третьих лиц вполне распространенная схема. Она позволяет усложнить признание недействительными погашений через «прослойку» в преддверии банкротства должника, а если такие погашения организовать не удалось, допускает банкам избежать обязательного создания резервов в суммах, эквивалентных размеру безнадежной задолженности, рассказывает Покрышкин.

Уступлено право требования – не нужен и резерв, а продолжать взыскание можно и от имени подконтрольного цеденту цессионария,

Схемы с уступкой прав требования в предвидении банкротства должника иногда используются именно для целей переноса рисков оспаривания сделок при банкротстве с одного хозяйствующего субъекта на другого, подтверждает и Роман Зайцев, партнер Dentons. «Нельзя исключать, что это определение ВС может способствовать развитию этой практики в предвидении банкротства, – рассуждает он. – В связи с чем остается ожидать иных разъяснений высшей судебной инстанции, препятствующих развитию подобных злоупотреблений».

Покупка требований аффилированным лицом в ходе банкротства — не основание субординации требования

В деле о банкротстве Международной телекоммуникационной компании ЭРА ВС РФ пришёл к выводу о том, что приобретение аффилированным должнику лицом требования к должнику по договору цессии после является компенсационным финансированием в смысле п. 6.2 Обзора судебной практики ВС РФ от 29.01.2020.

В ситуации, когда скрытый от кредиторов план выхода из кризиса не удалось реализовать, требования о возврате компенсационного финансирования не могут противопоставляться независимым кредиторам и подлежат понижению в очередности.

Однако после введения процедуры по делу о банкротстве невозможно скрыть неблагополучное финансовое положение должника. Об осведомлённости независимых кредиторов об этом свидетельствует и сам факт включения их требований в реестр. В связи с этим выкуп задолженности у таких кредиторов не может рассматриваться как направленный на предоставление должнику компенсационного финансирования.

Обратный подход был бы препятствием для реализации возможности независимых кредиторов хотя бы частично удовлетворить свои требования путем их уступки.

Читать еще:  Как правильно составить и оформить отчет конкурсного управляющего

Следует учитывать, что само по себе нахождение в реестре требований кредиторов аффилированного с должником лица не влечёт для независимых кредиторов негативных последствий и не является противозаконным. При обращении контролирующих должника лиц и аффилированных с ними кредиторов с заявлениями о включении их требований в реестр рекомендуем не только анализировать природу задолженности, но и проверять срок возникновения обязательств. Это может позволить добиться субординации требований таких кредиторов и повышения степени удовлетворения собственных притязаний к конкурсной массе.

Залоговые кредиторы

ВС разъяснил, когда возможна уступка требований к банкроту после его ликвидации

Верховный Суд РФ вынес Определение № 308-ЭС19-12135 по делу о предъявлении требований должнику-банкроту, переданных по уступке уже после его ликвидации.

Обстоятельства дела

В 2011 г. ОАО «Россельхозбанк» заключило шесть договоров об открытии кредитной линии с ООО «ДжиТиЭм-Груп», во исполнение которых банк перечислил заемщику 167 млн рублей. Общество так и не вернуло банку полученный кредит.

В марте 2013 г. в отношении заемщика была возбуждена процедура банкротства. Через несколько месяцев суд признал компанию банкротом и ввел в ее отношении упрощенное конкурсное производство. Требования банка были включены в третью очередь реестра требований кредиторов должника как обеспеченные залогом имущества. Спустя несколько лет банк уступил требование к должнику Рашиду Мишу. На дату заключения договора уступки общая сумма требований банка к должнику превысила 154 млн рублей.

В июле 2018 г. завершилось конкурсное производство в отношении «ДжиТиЭм-Груп», в следующем месяце сведения о компании были исключены из ЕГРЮЛ. В сентябре того же года Рашид Миш передал по 1/2 требований к должнику Рустаму Мешвезу и индивидуальному предпринимателю Андрею Титову. В октябре 2018 г. они обратились в суд с заявлениями о процессуальном правопреемстве. Каждый потребовал заменить банк (первоначального кредитора) на них в деле о банкротстве ООО «ДжиТиЭм-Груп». В обоснование своих требований заявители сослались на то, что замена кредитора возможна в деле о банкротстве и после завершения конкурсного производства.

Арбитражный суд прекратил производство по заявлениям граждан. Впоследствии апелляция и кассация поддержали решение суда первой инстанции. Суды сочли, что все заявления и ходатайства в рамках банкротного дела рассматриваются до ликвидации должника. С момента внесения в ЕГРЮЛ записи о ликвидации должника прекращаются производства по всем заявлениям и ходатайствам. Кроме того, они отметили, что переход права от Рашида Миша в пользу заявителей не мог состояться, следовательно, договор уступки требований от 21 сентября 2018 г. ничтожен.

Выводы Суда

В своих кассационных жалобах в Верховный Суд РФ Рустам Мешвез и Андрей Титов ссылались на неверное применение нижестоящими инстанциями норм права о процессуальной замене кредиторов в деле о банкротстве должника. Заявители полагали, что прекращение производства по заявлениям о процессуальном правопреемстве лишило их прав на судебную защиту своих интересов, предоставленных кредиторам по завершении конкурсного производства.

Изучив обстоятельства дела № А32-14909/2013, Верховный Суд РФ напомнил, что в соответствии с п. 4 ст. 149 Закона о банкротстве конкурсное производство завершается с внесением в ЕГРЮЛ записи о ликвидации должника. По общему правилу, ликвидация юрлица влечет его прекращение без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам (п. 1 ст. 61 ГК РФ).

«Ввиду отсутствия субъекта правоотношений, коим являлся должник-банкрот, предъявление к нему правопритязаний лишено какого-либо смысла, так как даже при констатации судом нарушенного права восстановить его за счет несуществующего субъекта правоотношений невозможно. Поэтому разногласия, заявления, ходатайства и жалобы в деле о банкротстве рассматриваются арбитражным судом в деле о банкротстве до внесения записи о ликвидации должника в ЕГРЮЛ, а после этого производство по подобным обращениям подлежит прекращению (п. 48 Постановления Пленума ВС РФ от 15 декабря 2004 г. № 29). Однако в том случае, если имущественные права кредитора не были восстановлены до завершения конкурсного производства и ликвидации должника, законодательство о банкротстве предоставляет кредитору возможность удовлетворить свои требования за счет иных лиц», – отмечено в определении Суда.

Как пояснил Верховный Суд, в таком случае кредитор вправе обратить взыскание на имущество должника, незаконно полученное третьими лицами; привлечь контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности; взыскать убытки с конкурсного управляющего должника. «Указанные права могут быть реализованы только в том случае, если лицо имеет статус кредитора в деле о банкротстве должника, в основе которого материально-правовое требование к должнику, ранее подтвержденное в деле о банкротстве. Закон не ограничивает конкурсного кредитора в праве распоряжения своим требованием к лицам, вовлеченным в процесс банкротства должника. Более того, согласно ст. 419 ГК РФ правило о прекращении обязательств ликвидацией юридического лица не применяется, если законом или иными правовыми актами исполнение обязательства ликвидированного юридического лица возлагается на другое лицо, то есть как это имеет место в Законе о банкротстве. Таким образом, и после ликвидации должника ряд обязательств нельзя считать прекращенными: с наличием неисполненного требования к должнику закон связывает возможность реализации имущественных правопритязаний кредитора к другим лицам, в том числе причинившим вред при управлении должником», – пояснил Суд.

Высшая судебная инстанция также напомнила, что кредитор не лишен правовой возможности передать принадлежащее ему требование другому лицу по сделке как в полном объеме, так и в части (п. 1 ст. 382, 384 ГК РФ). Поэтому при выбытии одной из сторон в установленном судебным актом правоотношении (например, при уступке требования) суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в своем акте. Следовательно, п. 5 ч. 1 ст. 150 АПК РФ и п. 48 Постановления Пленума № 29 в данном случае неприменимы. Ведь правопритязания кредитора сохраняются в отношении действующих правоспособных лиц, в частности контролирующих должника лиц, конкурсного управляющего должника, лиц, незаконно получивших имущество должника. Иной подход необоснованно ограничивает кредитора в реализации своих имущественных прав.

Таким образом, ВС заключил, что нижестоящие суды не имели законных оснований для прекращения производства по заявлениям Рустама Мешвеза и Андрея Титова лишь на том основании, что должник был ликвидирован. Верховный Суд также признал несостоятельным и вывод о ничтожности договора уступки требований от 21 сентября 2018 г. Как указал Суд, заявления новых владельцев требований к ликвидированному должнику по существу не рассматривались, обстоятельства уступленных требований (в том числе размер) не устанавливались судами, доводы и доказательства заявителей не проверялись. В связи с этим Верховный Суд отменил акты нижестоящих судов, вернув дело на новое рассмотрение в первую судебную инстанцию.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы ВС РФ

Адвокат, партнер Tenzor Consulting Group Антон Макейчук назвал обоснованными выводы Верховного Суда. «Позиция относительно возможности процессуального правопреемства после завершения процедуры банкротства не является новой. Так, в августе 2019 г. Верховный Суд РФ рассмотрел аналогичный спор только в отношении должника в лице физлица (Определение ВС РФ от 5 августа 2019 г. № 308-ЭС17-21032). В указанном деле кредитор обратился в дело о банкротстве с заявлением о процессуальном правопреемстве уже после освобождения гражданина от исполнения требований кредиторов, и Суд признал это возможным, указав на особый статус конкурсного кредитора и наличие у него прав, реализация которых возможна после завершения процедуры банкротства», – пояснил он.

По словам эксперта, в связи с этим позиция, изложенная в определении, не является неожиданной. «Действительно, Закон о банкротстве предоставляет конкурсным кредиторам должника (как юрлица, так и гражданина) обширный перечень прав, которые возможно реализовать после завершения всех применяемых в деле о банкротстве процедур (например, распределить обнаруженное имущество должника, взыскать убытки с управляющего, привлечь контролирующих лиц к субсидиарной ответственности и др.)», – отметил Антон Макейчук.

Читать еще:  Акт возврата арендованного имущества образец

Юрист юридической фирмы ART DE LEX Роман Прокофьев также согласился с выводами Суда. «Во-первых, комментируемое определение является логическим продолжением вынесенного ранее Определения от 5 августа 2019 г. № 308-ЭС17-21032 (2,3), в котором вопрос о включении нового кредитора по уступке требования был решен аналогичным образом с разницей лишь в том, что суд рассматривал дело о банкротстве физического лица. Во-вторых, как представляется, уступка права требования к уже ликвидированному в конкурсном производстве должнику является достаточно неординарным действием, следовательно, рассмотрение обстоятельств заключения подобных соглашений на предмет злоупотреблений со стороны кредиторов должно происходить под контролем арбитражного суда», – отметил он.

В-третьих, по словам Романа Прокофьева, позиция ВС РФ еще раз подтверждает правильность исправленной в Законе о банкротстве неточности. «Ранее в ст. 10 этого Закона говорилось о субсидиарной ответственности в том числе должника, что являлось необоснованным и могло провоцировать суды на совершение ошибки, которая в рассматриваемом деле была допущена нижестоящими судами. Дело в том, что субсидиарная ответственность распространяется не на должника, а на лиц, его контролировавших, причинивших вред кредиторам. В действующей редакции глава III.2 Закона о банкротстве не содержит указаний на ответственность самого должника», – резюмировал юрист.

Адвокат КА «ЮрПрофи» Илья Лясковский считает, что рассмотренный ВС РФ спор вряд ли можно назвать распространенным, но выводы Суда интересны. «Верховный Суд прямо указал, что процессуальные права кредитора могут существовать и тогда, когда материально-правовое требование к должнику прекратилось. В чем-то этот вывод уже следовал из закона, позволяющего предъявлять требования о привлечении к ответственности контролирующих должника лиц и после окончания процедур банкротства. Однако в данном судебном акте особенно рельефно разделены права, возникшие из материального требования, и специальные полномочия кредиторов при банкротстве. Несмотря на то что уступка первых явно фиктивна (требование к ликвидированному лицу заведомо не имеет ценности), договор цессии все равно действует в части передачи прав, связанных со статусом кредитора в деле о банкротстве», – пояснил он.

По словам эксперта, в подобной ситуации у Экономколлегии ВС имелось два варианта решения. «Первый избран ею – допустить замену конкурсного кредитора в рамках завершенного дела о банкротстве, второй – отказать в замене в рамках этого дела, но указать на право предъявления отдельного иска. Исходя из ст. 61.19 Закона о банкротстве, кажется более правильным второй вариант, поскольку требования кредиторов, не заявленные до завершения конкурсного производства, рассматриваются вне рамок дела о банкротстве. В данном случае коллегия ВС РФ указала на необходимость установления правопреемства именно в деле о банкротстве, понимая, что после этого притязания правопреемника кредитора могут быть рассмотрены лишь в другом деле. Вероятно, такой подход связан с не раскрытыми в мотивировочной части определения представлениями об особом статусе конкурсного кредитора (отличном от статуса кредитора), приобрести который можно лишь в рамках дела о банкротстве», – подытожил Илья Лясковский.

Сущность заключаемого соглашения

Все просто: кредитор, отчаявшийся получить свои деньги или не желающий тратить время на взимание образовавшейся задолженности, принимает решение на передачу третьей стороне, физическому или юридическому лицу, права требования задолженности. Фактически, цедент, являющийся кредитором, действуя в строго регламентированных законом рамках, передает право востребования долгов заемщика в том числе, банкротящегося, третьей стороне (она и называется цессионарием).

Уступки при банкротстве в практике ведения бизнеса получили широкое распространение. Такой метод позволяет достаточно быстро и эффективно повысить существующие финансовые показатели в ходе осуществления процедуры банкротства. Как результат – возврат определенной части денежных средств.

Зачастую цессия применяется в процедуре банкротства в качестве добровольного соглашения сторон.

Вам может быть интересно:

Характерные особенности процесса:

  • Главное достоинство цессии при банкротстве – сокращение сроков возврата средств, а также повышение шансов на их получение.
  • Цедент при продаже долга всегда несет определенные убытки.
  • Сотрудники налоговых служб подозрительно относятся к подобным сделкам. При малейших сомнениях они могут признать процедуру необоснованной с экономической точки зрения и произвести доначисление налогов.

Во взаимоотношения вовлечены, в той или иной степени, 3 стороны:

Кредитор, который именуется цедентом и в ходе процедуры передает права на взыскание долга третьему лицу.

Организация, покупающая долг, которая именуется «цессионарий».

Должник. Для него процедура цессии никаких существенных изменений не предусматривает. Меняются только сведения о кредиторе, а условия возврата долга остаются прежними.

Можно ли оспорить договор цессии

Чтобы прекратить действие договора цессии, необходимо обратиться в суд. Сделать это может любая сторона процесса. Как правило, в качестве истца выступает должник.

Первая причина, по которой может быть оспорена цессия – это ее незаконность. В первом договоре, по которому возник долг, должен содержаться пункт о возможности переуступки требования без согласия должника.

При отсутствии такой оговорки, признать договор цессии недействительным легко.

Если новый кредитор – цессионарий нарушает условия первичного договора, цессия тоже признается недействительной. Примеры нарушений:

  • Договор составлен без соблюдения правовых требований. Например, в нем не указаны необходимые сведения о сторонах, не стоит дата, подписи и пр.
  • Срок возврата долга еще не наступил.
  • Переуступка долга лицу, которое не имеет права его истребовать. Например, банк подписал договор цессии с коллекторским агентством, не внесенным в перечень ФССП.
  • Наличие в первом договоре условия, по которому кредитору запрещено передавать информацию о должнике третьим лицам.
  • Цессионарий отказывается выполнять встречные требования должника. Когда заключается первый договор, каждая из сторон приобретает свои обязательства в отношении другой стороны. После переуступки обязательства кредитора переходят цессионарию.
  • Договор цессии составлен на безвозмездной основе. Если одна организация переуступает другой право требования, новый кредитор должен за переуступку заплатить и этот факт необходимо отразить в договоре, т.к. дарение между коммерческими организациями запрещено.

Чтобы договор цессии был действительным в долговых обязательствах полностью должны смениться кредиторы. Если первый кредитор продолжает после заключения договора цессии отношения с должником по вопросу обязательств, переуступка признается недействительной.

Оспаривание договора цессии должником

Компании, накопившие долги, прибегают к цессии как инструменту для очистки баланса от дебиторской задолженности. В итоге кредитор улучшает финансовые показатели и добивается возврата части средств.

Кредитор (цедент) наделяется правом передавать долги другому юридическому лицу (цессионарию) без согласия должника. Права, имевшиеся у первоначального кредитора в полном объеме, переходят к цессионарию на тех же условиях, которые имелись на момент переуступки прав.

Соглашение оспаривается, но только при наличии веских оснований. Финансовое состояние цедента может быть ухудшено преднамеренно, чтобы привести организацию к банкротству с последующей ликвидацией.

Для признания договоренности недействительной потребуется:

  • в обоснование своей позиции на начальном этапе провести анализ платежеспособности должника;
  • найти пути для взыскания долгов с юридического лица;
  • предъявить в суд доказательную базу, подтвержденную документально;
  • оспаривать права требований по дебиторской задолженности (это делать могут кредиторы в тех случаях, когда полагают, что арбитражный управляющий в обход открытых торгов при несостоятельности продал ее единолично).

Финансовая несостоятельность

Понятие финансовой несостоятельности отражено в специальном законодательстве, которым пользуются при процессах банкротства юридических и физических лиц. Основой является Закон РФ о финансовой несостоятельности.

Читать еще:  Как оформить квартиру в собственность через мфц

Под ней подразумевается невозможность субъекта удовлетворить финансовые и материальные требования своих кредиторов. Под субъектом подразумеваются граждане нашего государства, а также различные предприниматели, ведущие хозяйственную деятельность. Кредиторы, это государственные органы, предприниматели и юридические лица, с которыми у банкрота существуют материальные отношения, и последний должен выполнить какие либо действия в их пользу (например, вернуть кредит).

Для того чтобы человек был признан финансово несостоятельным должны иметь место следующие правовые последствия:

  • наличие законных финансовых и материальных обязательств перед третьими лицами, в которых будущий банкрот выступает должником;
  • отсутствие материальных и финансовых возможностей лица, погасить возникшие обязательства в полном объеме.

Без этих двух факторов, никакой гражданин, ИП, или юридическое лицо не может быть признано финансово несостоятельным.

Существует такое понятие, как фиктивное банкротство. Оно карается различными штрафными санкциями, вплоть до уголовного преследования. Если такой факт будет установлен правоохранительными или иными органами, тогда субъекты, создавшие фиктивное банкротство, не будут признаны финансово не состоятельными.

Важно понимать, что после объявления процедуры банкротства, субъект, в отношении которого она запущена уже не распоряжается своим имуществом, а право управления на него, переходит к конкурсным управляющим.

Частные лица находятся на особом положении, поэтому процесс признания их финансово несостоятельными имеет некоторые сложности. Для начала нужно понимать, что они не являются субъектами хозяйственной деятельности.

Исходя из общей практики, которая сложилась по таким банкротствам, в большинстве случаев заинтересованным лицом, которое требует объявления банкротства того или иного гражданина, выступают финансовые учреждения. К ним можно отнести банки, кредитные общества, иные субъекты, которые имеет право давать финансовые средства, иные материальные блага под проценты.

Процесс признания гражданина банкротом происходит по общим правилам, после обращения заинтересованного лица в арбитражный суд с соответствующим обращением.

Основанием может послужить следующие факторы:

  • отсутствие необходимых денежных средств, для уплаты своих долговых обязанностей, а также имущества, которое может быть реализовано для таких действий;
  • умышленные действия, направленные на невыполнение обязательств, а также вывод своего имущества, путем заключения фиктивных сделок с заинтересованными лицами (пример, договор цессии).

Под договором цессии подразумевается сделка, при которой, банкрот умышленно передает свое имущество заинтересованному лицу, для того чтобы удовлетворить его требования, в ущерб другим кредиторам (например, отступление прав требования по кредитам в пользу третьего лица).

Как организовать стажировку на рабочем месте? Смотрите здесь.

Предприниматели

Индивидуальные бизнесмены пользуются некоторыми особенностями в законодательстве.

  1. С одной стороны они могут выступать как физические лица, поэтому на них распространяются все законные способы признания финансовой несостоятельности, относящиеся к гражданам. О том, как такие лица признаются банкротами рассказано выше.
  2. С другой стороны они являются субъектами хозяйственной деятельности, поэтому выступают на рынке как самостоятельные предприниматели. То есть предъявить требования к ним могут и государственные органы, например за неуплату налогов.

Такая двойственность позволяет кредиторам требовать возмещения обязательств, всем имуществом, которое принадлежит должнику. Вообще индивидуальный предприниматель, отвечает перед кредиторами не только теми материальными и финансовыми средствами, которые имеются у него в результате хозяйственной деятельности. Кредиторы тоже могут требовать удовлетворение своих прав за счет индивидуального имущества такого должника.

Поэтому к процессу несостоятельности индивидуальных предпринимателей нужно подходить с учетом полной материальной ответственности всем имуществом, несмотря на то, когда оно было приобретено.

Совместно нажитое имущество, которое находится в общей долевой собственности супругов, также может быть реализовано для погашения обязательств перед кредиторами.

Учет налога на прибыль

Расходы и доходы у цессионария появляются при последующей уступке права требования или погашении должником задолженности. В составе доходов учитывают сумму, поступившую от нового должника или кредитора, а в составе расходов – затраты на покупку требования. Это следует из пункта 5 статьи 271, пункта 1 статьи 248 и пункта 3 статьи 279 Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 170 НК РФ, если цедент цессионарию предъявил налог на добавленную стоимость, то сумма налога в составе расходов, которые связаны с приобретением требования, не учитывается. Вне зависимости от того, обязательство должником погашено или требование уступлено новому кредитору, налог на добавленную стоимость, начисленный цессионарием, исключается из состава его доходов (статья 264 пункт 1 подпункт 1, статья 248 пункт 1 Налогового кодекса Российской Федерации).

Законодательством не устанавливаются правила распределения расходов на покупку требования при постепенном погашении неплательщиком долга. Но, судя по смыслу статьи 272 пункта 1 Налогового кодекса Российской Федерации, расходы возможно распределять пропорционально сумме приобретенного дохода. Данный подход был поддержан органами взимания налогов (письмо УМНС России от 12 апреля 2004 номер 26-12/248268), а вот Министерством финансов – нет (письмо Министерства финансов России от 13 июля 2005 номер 03-0304/2/29). По их мнению, расходы необходимо учитывать частями в сумме, которая равна доходам, начисленным за период отчетности. Если для покупки требования привлекались заемные средства, то можно проценты по ним учесть с целями налогообложения одновременно в составе расходов вне реализации (письмо УФНС России от 03 сентября 2007 номер 20-12/083679). Если появляется убыток от последующей уступки купленного требования, в составе внереализационных расходов он учитывается на основании пункта 2 статьи 268 и подпункта 7 пункта 2 статьи 265 Налогового кодекса Российской Федерации.

Финансисты, бухгалтеры и налоговые органы до 2009 года придерживались различных точек зрения по этому вопросу (письмо Министерства финансов России от 10 марта 2006 номер 0303041205, письма УФНС России от 21 ноября 2006 номер 19-11/101852 и УМНС России от 04 августа 2004 номер 2411/51137). Но судебная практика показывает, что этот убыток и в таком случае можно было бы принять при исчислении налоговой базы.

Если цессионарий получил требование по долговым обязательствам, то новый кредитор во время владения им должен в налоговом учете начислить проценты, причитающиеся ему, в размере и на условиях, которые определяются договором займа и кредита (по пункту 6 статьи 250 Налогового кодекса Российской Федерации, в согласии с которым начисленные проценты относят к внереализационным доходам). При методе начисления порядок их признания устанавливается пунктом 6 статьи 271 Налогового кодекса Российской Федерации.

При дальнейшей уступке требования цессионарий обязуется признать доход от реализации услуг на основе пункта 3 статьи 279 Налогового кодекса Российской Федерации. При этом налогоплательщик при определении налоговой базы вправе доход, полученный от реализации права требования, уменьшить на сумму расходов по покупке указанного права требования долга. Цессионарий в составе своих расходов может включить сумму купленного требования и затраты, которые с этим связаны. Проценты, не полученные им и начисленные по долговому обязательству до времени переуступки, из дохода на реализацию имущественных прав исключаются. Это вытекает из общего принципа признания доходов, соответственно с которым суммы, которые отражены в составе доходов налогоплательщика, повторному включению в него не подлежат (пункт 3 статьи 248 Налогового кодекса Российской Федерации). В самом Налоговом кодексе данное правило не прописано, и, когда доход с ранее начисленных, но не полученных процентов уменьшается, возможны споры с налоговыми органами.

Вот так можно правильно оформить проводки по цессии при бухгалтерском учете. Расторгнуть договор цессии по бухгалтерии правильно можно только согласно образцу, установленному законом.

Позвоните по номеру:

  • 8 (495) 137-70-84 — Москва
  • 8 (812) 426-34-08 — Санкт-Петербург
  • 8 (343) 339-42-60 — Екатеринбург
  • 8 (800) 333-45-16 (доб. 968) — общий

И наш юрист БЕСПЛАТНО ответит на все Ваши вопросы.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector