Admmokrassovet.ru

Финансовый журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Закон о декриминализации побоев и ответственность за причинение вреда и боли

Госдума приняла закон о декриминализации побоев в семье

МОСКВА, 27 января. /ТАСС/. Госдума приняла закон, который переводит побои, нанесенные близким родственникам, из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые.

За принятие документа проголосовали 380 депутатов из 383 присутствовавших, трое не поддержали решение.

«Наказание должно быть соразмерным деянию»: как Центр защиты пострадавших от домашнего насилия помогает женщинам

Почему жертва вынуждена защищать себя сама, какие проблемы вызвала декриминализация побоев и почему штраф – это не решение, рассказала Татьяна Белова, юрист Консорциума женских неправительственных объединений.

Два года назад Консорциум женских неправительственных объединений, куда входит 85 негосударственных организаций по всей России, запустил проект «Центр защиты пострадавших от домашнего насилия». Юристы бесплатно консультируют пострадавших (практически всегда это женщины), помогают написать заявление в органы, сопровождают их дела в суде. У центра четыре отделения, которые помогают пострадавшим во всех регионах страны. В этом году на сопровождении центра – 88 дел о домашнем насилии. Московские специалисты развивают в регионах сеть юристов, специализирующихся на ведении судебных дел по домашнему насилию, проводят для них вебинары и помогают разработать стратегию защиты прав пострадавших от домашнего насилия в каждом конкретном случае.

Административное превращается в уголовное

Как правило, пострадавшая обращается в консорциум, когда не знает, как написать заявление либо когда уже столкнулась со сложностями в полиции. Побои (насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствия) по российскому законодательству относятся к административным правонарушениям, и полицейские не очень заинтересованы в таких делах: они имеют не такой вес в статистике, как уголовные.

Фото: Yoann Boyer / Unsplash

Но обращаться с заявлениями в правоохранительные органы не бессмысленно. Даже если сейчас полиция ничего не сделает, то в будущем, при дальнейших обращениях пострадавшей, эти заявления будут учтены. А вторичное нанесение побоев – это уже уголовное преступление. Поэтому написание заявлений – это превентивная мера: «Да, сейчас ты отделался штрафом, но если еще раз повторишь, то это уже УК РФ». Возможно, зная это, человек снизит агрессию. Но мы недавно анализировали наши дела, касающиеся именно побоев. Примерно в половине случаев насилие повторялось.

Как развивается насилие

Домашнее насилие развивается по определенному циклу. Часто оно начинается с вербальной агрессии, когда человек оскорбляет другого словесно и пытается занизить его самооценку. Потом в отношениях нарастает напряжение, появляются первые звоночки, которые выливаются угрозы, физическое насилие. Потом происходит так называемая фаза медового месяца, когда абьюзер раскаивается, говорит, что не виноват в своей агрессии, а просто «так сложились отношения», и обещает, что больше такое не повторится. Но цикл продолжается, фазы сокращаются и повторяются все чаще. Потом фаза медового месяца вообще исчезает, и остается только напряжение и агрессия.

Домашнее насилие — это про власть и контроль. Это любые попытки установить, с кем человек общается, проводит время, ограничить его общение с мамой или друзьями. Человек воспринимает другого как объект и старается, чтобы тот был в поле его зрения и делал только то, что он хочет.

Типичного портрета пострадавшей не существует: жертвой домашнего насилия может стать любая женщина, независимо от статуса, финансового положения и профессии.

Помимо физического, различают психологическое, экономическое и сексуальное домашнее насилие. «Домашнее» означает, что насилие происходит со стороны людей, с которыми человек состоял или состоит в близких отношениях. Сюда же относится манипулирование детьми.

Легализовать проблему

Законодательного определения домашнего насилия в России не существует, и это проблема. Закон против домашнего насилия нужен хотя бы для того, чтобы у нас были понятия, которыми можно оперировать. Отсутствие специализированного законодательства, направленного на помощь пострадавшим от домашнего насилия, осложняет защиту и восстановление их прав.

Домашнее насилие – это не просто конфликт в семье. Необходимо легализовать проблему и понять, что она существует. Если закон против домашнего насилия примут, это будет означать, что государственная политика идет по пути защиты прав пострадавших от домашнего насилия.

Круги ада

Как утверждалось инициаторами декриминализации 2017 года, перевод побоев из уголовного кодекса в Кодекс об административных правонарушениях, должен был упростить жизнь пострадавшим, ведь предполагается, что дела об административных правонарушениях легче возбуждаются и рассматриваются.

Фото: Will Wilson / Unsplash

По факту декриминализация все усложнила: пострадавшие не понимают разницы между побоями и вредом здоровью (он остался в уголовном кодексе. – Прим. ред.), самой процедуры, не знают, что они все равно могут привлечь агрессора к ответственности. Сейчас за побои предусмотрен штраф (максимум – 30 тыс. рублей), обязательные работы или административный арест о 15 суток.

В основном назначают штраф в 5-10 тыс. рублей – обидчик выплачивает эти деньги государству, да еще часто из общего семейного бюджета. Фактически не происходит никакого восстановления прав пострадавшей. Она просто проходит круги ада и в итоге – только штраф в пользу государства.

Недавно у нас закончилось дело, где была ст. 115 УК РФ – легкий вред здоровью. Пострадавшая примирилась с обидчиком, и он выплатил ей компенсацию материального и морального вреда. Женщина написала нам, что такое решение больше способствует справедливости, чем то наказание, которое предусмотрено российским законодательством.

Дело частного случая

Сейчас дела о побоях являются делами частного обвинения: предполагается, что пострадавшая должна самостоятельно подавать заявление, собирать доказательства, ходить на судебные заседания и поддерживать обвинение.

Законодательство не предусматривает оказания этой категории потерпевших бесплатной юридической помощи — предполагается, что вся система и так работает на их защиту. А по сути пострадавшая стоит одна напротив этой системы. Даже некоторые юристы не до конца понимают юридические тонкости, а что говорить о женщине в состоянии стресса и без профильного образования?

Мы считаем, что дела о домашнем насилии должны стать делами публичного обвинения — в таком случае возбуждать дела о побоях сможет гособвинение, и ответственность за ведение дела будет лежать на государстве.

Решиться на процесс

Пострадавшая должна сама осознать проблему и захотеть ее решить. Нельзя побуждать ее к чему-либо, но можно дать контакты кризисных центров – например, повесив информацию на доске объявлений в своем подъезде. Если пострадавшая пытается с кем-то поделиться своей проблемой, нельзя говорить ей, что она «сама виновата». Ведь часто, если женщина делится с родителями и друзьями, она слышит: «А что ты сделала? Чем ты это заслужила?».

Фото: Leon Biss / Unsplash

Мы никогда не настаиваем и не давим на пострадавшую. Решение идти в суд и продолжать дело должно быть исключительно делом заявительницы, ведь насильно втягивать ее в дело — значит принимать на себя роль абьюзера.

Конечно, с чисто профессиональной точки зрения адвокат хочет довести дело до конца, но нужно понимать, что некоторые пострадавшие морально устают. Мы не уговариваем, но всегда объясняем, какие у женщины есть варианты, и напоминаем, что готовы ей помочь, если она захочет продолжать это дело.

Читать еще:  Как оформить развод если есть несовершеннолетние дети

Работа с адвокатами

Мы сотрудничаем с 80 адвокатами и юристами по всей России. Ищем специалистов через адвокатские палаты, знакомых и местные кризисные центры. Бывает, заявительница знает, что в регионе есть хороший адвокат, но не может оплатить его услуги. Невозможно угадать, сколько понадобится денег: никогда не знаешь заранее, сколько будет длиться процесс.

Мы заключаем с адвокатом соглашение в интересах заявительницы – пострадавшей. Для нее помощь бесплатна, адвокату мы платим либо фиксированный гонорар, либо гонорар по выезду на судебные заседания или выход в правоохранительные органы. Мы платим небольшие деньги, не все соглашаются за них работать.

Иногда по делу работает несколько адвокатов. Мы стараемся советоваться, привлекать разных специалистов, чтобы обсудить проблему. Адвокат не остается в одиночестве, мы помогаем ему, он всегда может нам позвонить. Мы изучаем, с какими проблемами сталкиваются адвокаты и проводим общие вебинары.

У нас выстроена эффективная стратегия ведения дел о домашнем насилии: мы прорабатываем все кейсы, просматриваем детали и уже понимаем, с чего нужно начинать работу. При обращении доверительницы мы обязательно расспрашиваем ее про все предыдущие обращения и решения, которые по ним принимались, чтобы отразить это в заявлении и зафиксировать системность насилия. Мы пытаемся добиться, чтобы суд учел все детали, которые оказали влияние на состояние пострадавшей, а не просто осудил обидчика по одной конкретной статье. Наказание должно быть соразмерным деянию.

Обратиться в Центр защиты пострадавших от домашнего насилия можно через форму на сайте консорциума, сообщения в «ВКонтакте» и Facebook, по электронной почте wcons@wcons.net.

Проект «Центр защиты пострадавших от домашнего насилия» получил грант Президента РФ по направлению «Защита прав и свобод человека и гражданина, в том числе защита прав заключенных». Спецпроект «Победители» Агентства социальной информации рассказывает о некоммерческих организациях, которые стали победителями конкурса Фонда президентских грантов. Герои публикации выбираются на усмотрение редакции. Мы рассказываем самые интересные истории из разных регионов России от организаций, работающих в различных направлениях социальной сферы.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

  1. Home
  2. Герои
  3. Дела
  4. «Наши женщины заслуживают того, чтобы быть защищенными»

С момента, когда в России в 2017 году вышел закон о декриминализации побоев, все больше разговоров говорит о том, что в стране нужен закон о домашнем насилии. Отсутствие специализированного законодательства и даже самого определения домашнего насилия, осложняет защиту пострадавших и восстановление их прав. При этом в России проблема домашнего насилия очень актуальна. Так, в ноябре 2019 года «Медиазона» и «Новая» представили результаты совместного исследования, согласно которому 79% российских женщин, осужденных за убийство, были жертвами домашнего насилия и защищались от своих партнеров.

В России есть несколько крупных организаций, защищающих жертв насилия. Консорциум женских неправительственных объединений работает с 1993 года и защищает права и интересы женщин на территории всей России. В 2018 году Консорциум запустил проект «Центр помощи пострадавшим от домашнего насилия» для оказания юридической помощи пострадавшим от домашнего насилия на всей территории России.

О том, как работает центр, какая помощь нужна женщинам и как меняется отношение к насилию в обществе, рассказала «Филантропу» Мари Давтян, адвокат-координатор «Центра защиты пострадавших от домашнего насилия», соавтор федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия».

Мари Давтян, адвокат

О Консорциуме женских неправительственных объединений

Оказание юридической помощи женщинам всегда было основой деятельности Консорциума женских неправительственных объединений — старейшей женской организации, которая работает с 1993 года. Его основателем и почетным президентом остается Елена Николаевна Ершова. С 2013 года его возглавляет Диана Медман, одна из первых учредительниц Консорциума, состоявшая в совете директоров Всемирной женской банковской сети и входящая в «Комитет 20» — объединение успешных женщин-лидеров современного российского бизнеса.

Консорциум занимался разными проектами, связанными с защитой прав женщин: это гендерное равноправие, просветительские программы для уполномоченных по правам человека, поддержка женщин на рынке труда. Постепенно стало поступать все больше обращений с жалобами на домашнее насилие, их накопилась уже критическая масса. А юридической помощи в Консорциуме еще не было. Он активно сотрудничал с коллегами из кризисных центров для женщин, таких как «Сестры» в Москве, «ИНГО.Кризисный центр для женщин» в Санкт-Петербурге, «Екатерина» в Екатеринбурге и другие, но юристы в кризисном центре работали в редких случаях. Остро встал вопрос о том, как помочь женщинам в юридическом ключе, разработать юридический подход к проблеме домашнего насилия.

О юридической помощи

С 2010-го года Консорциум стал работать с МВД, проводил семинары, круглые столы и другие просветительские мероприятия. С 2011 года и по сей день его специалисты регулярно читают лекции во Всероссийском институте повышения квалификации сотрудников МВД для участковых со всей России, организуют однодневный тренинг по проблеме домашнего насилия. Конечно, невозможно обеспечить знаниями всех участковых, нужно налаживать систему подготовки и обучения сотрудников МВД, хотя и разовые лекции — это лучше, чем ничего. Не секрет, что сотрудники полиции подходят к проблеме домашнего насилия по-разному. Весьма распространенный паттерн поведения — это, увы, бездействие, игнорирование, с которым очень сложно бороться. Помимо того, что многие из них находятся в плену стереотипов, сама их работа зачастую построена так, что не предполагает каких-то активных действий, не всегда у сотрудника полиции есть механизм, который он мог бы применить на практике.

С 2013 года мы стали широко оказывать юридическую помощь женщинам, пострадавшим от домашнего насилия: рассматривали дела конкретных женщин в разных регионах, предоставляли им местных адвокатов, я координировала этот процесс. Постепенно мы стали изучать работающие мировые практики и разрабатывать стандарт помощи пострадавшим от домашнего насилия. А в 2017 году мы открыли «Центр помощи пострадавшим от домашнего насилия», деятельность которого все это время финансируется на средства Фонда Президентских грантов. Летом 2019 года «Консорциум женских неправительственных объединений» стал одним из победителей открытого конкурса проектов «PROвозможности_3.0» и смог усилить свою работу в информационном и фандрайзинговом направлениях. Благодаря проекту у нас появились фандрайзер и пресс-секретарь. Их работа сделала нашу организацию более устойчивой и открытой для людей, а наша организация получила дополнительное развитие»

Как работает «Центр помощи пострадавшим от домашнего насилия»

На данный момент Центр имеет четыре представительства в разных регионах страны. Московское отделение отвечает за Центральный Федеральный округ, представительство в Санкт-Петербург курирует работу Северо-Западного округа, представительство в Ростове-на Дону — южные регионы и Северо-Кавказ, а отделение в Екатеринбурге — за весь Урал и восточную часть страны. Четыре руководителя филиалов не только сами консультируют, но и координируют оказание помощи в своих регионах, а я координирую весь проект, то есть своих коллег в других округах. Это стройная, отлаженная, гармоничная структура. У нас создана команда профессионалов, глубоко понимающих проблему, мы работаем в содружестве с сотрудниками кризисных центров, которые оказывают женщинам все виды психологической и социальной помощи и без которых мы не могли бы работать. Есть и молодые юристы, только набивающие руку, и мы их фактически обучаем, ставим на крыло, они нарабатывают у нас первую свою практику.

Читать еще:  Поцарапал чужую машину во дворе что делать

Но обращаться к нам не обязательно через кризисный центр, ведь они есть не в каждом городе, — можно это сделать и напрямую, заполнив заявку на сайте. Если, допустим, обращение поступает к нам из Калининграда, значит, оно будет направлено адвокату-координатору от Северо-Западного филиала. Адвокат обрабатывает обращение, связывается с пострадавшей, знакомится с обстоятельствами и формирует план помощи. Ей предлагаются разные варианты. Наша главная задача — не столько завершить дело и привлечь обидчика к ответственности, сколько прежде всего обезопасить пострадавшую, сделать так, чтобы насилие не повторялось. И уже после этого решать остальные задачи.

Мы составляем план безопасности для пострадавшей, выясняем, есть ли у нее возможность переехать, или шанс завести уголовное дело на насильника. Помимо статьи о побоях, которые после Закона о декриминализации перешли в поле административных нарушений, существует еще угроза убийства, причинение вреда здоровью разного характера, сексуальные преступления. Например, в последнее время участились случаи, когда сексуальное насилие применялось к детям, причем насильником бывает не только отчим, но и родной отец.

Когда нужен адвокат

Как мы отбираем дела? Если случай не самый сложный и нет особых рисков и угроз, потерпевшая ограничивается консультацией с адвокатом. Например, документы для взыскания алиментов или расторжения брака она может заполнить и самостоятельно. Во все филиалы поступает больше тысячи заявок в год. Консультировать стараемся всех, но предоставить адвоката каждой не можем, поскольку профессиональный ресурс ограничен. Мы предоставляем услуги адвокатов в сложных случаях. Сначала отбираем те заявки, где без нашей помощи человек не справится, таких дел около сотни в год, то есть примерно десятая часть. Конечно, есть регионы, где сильного, подготовленного, с опытом работы адвоката трудно найти. Но все равно мы координируем то, как ведется каждое дело, следим за качеством юридической помощи.

Первый аспект, который учитывается — насколько реальна угроза, риск для жизни и здоровья женщины. Второй — какие юридические механизмы можно применить, есть ли потенциал для судебных разбирательств и вообще юридической помощи. Третий аспект — насколько человек может самостоятельно участвовать в процессе. И четвертый — насколько потерпевшая материально обеспечена. Ведь женщина даже из очень обеспеченной семьи зачастую лишается всех источников дохода и остается без копейки денег.

Проанализировав все это, мы выбираем дела, в основном связанные с тяжкими и особо тяжкими преступлениями, угрозой убийства, причинением тяжкого вреда здоровью. Иногда бывает, что привлечение к ответственности снижает накал преступления: сам факт уголовного преследования иногда ставит зарвавшемуся «хозяину» мозги на место, и он начинает немного себя сдерживать. Задача — не просто довести дело до суда, но и позволить пострадавшей распутать огромный узел семейных проблем — расторжение брака, дележ имущества, определение места жительства ребенка — и спокойно жить дальше.

Личные истории

На счету нашей команды много историй с хорошим концом. Одна из таких почти детективных историй как раз связана с сексуальным насилием над ребенком. Женщина проживала в Москве с гражданским мужем и трехлетней дочерью, снимали квартиру. Мужчина периодически избивал ее, и она решила уйти от него вместе с ребенком. Но он похитил девочку и увез ее в дальний уголок Подмосковья. Через некоторое время позвонил: приезжай, можешь увидеть дочку. Даже такси ей нанял. Отчаявшись, женщина села в такси, машина долго плутала проселочными дорогами, путая следы. А когда наконец приехала, то с трудом узнала дочурку: не кормлена, не мыта, запущена, сильно кашляет… Негодяй тут же запер их вместе с дочкой на замок, но вскоре пришлось вызывать «скорую» и везти девочку в больницу: у нее началась пневмония. Больница оказалась спасением, оттуда маме с дочерью удалось убежать и как-то добраться до Москвы. Видимо, мужчина специально вызвал жену, чтобы не нести ответственность за ее здоровье. Ведь случись что с ребенком, можно свалить вину на маму.

Уже в Москве мать стала замечать странное поведение девочки и слышать странные рассказы о том, как они с папой проводили время — она описывала, например, папины половые органы… Психолог также диагностировала совершенное над ребенком сексуальное насилие. Мама вместе с психологом побежала в полицию, там футболили их заявление несколько месяцев, а потом и вовсе потеряли. А потом снова возник отец на горизонте, как неотступная черная тень. Он вторично похитил дочь и увез в Таиланд — ведь в страны, где не нужна въездная виза, легче увезти похищенных детей и там спрятать их. Из Таиланда он прислал жене видеозаписи с открытым сексуальным насилием над девочкой. Мать обратилась с этими видеозаписями в следственный комитет, но там тоже не удосужились возбудить дело.

Нам не только удалось возбудить уголовное дело, но и выманить насильника в Россию. Его жена активно и самостоятельно участвовала в деле. Она убедила его в том, что если он и дочь вернутся, то семья снова будет жить вместе и уедет в другую страну. Ей удалось схватить ребенка в аэропорту и скрыться с ним. Но уголовное дело не возбуждалось до тех пор, пока этот гражданин не явился по месту жительства мамы и дочки с самодельным взрывным устройством и не начал угрожать им взрывом. Шум услышали перепуганные соседи и вызвали полицию…

«Герой» данной истории оказался психически больным, нам стоило трудов и времени, чтобы лишить его родительских прав. Сейчас он до сих пор лечится в специальной больнице для лиц, совершивших преступление. Однако в 99% случаев люди, совершающие домашнее насилие, психически здоровы, и только в единичных случаях они могут квалифицироваться как психически больные. Достаточно вспомнить нашумевшее дело Маргариты Грачевой из Серпухова, которой супруг отрубил руки. А ведь он не страдал никаким психическим расстройством.

Наши женщины заслуживают того, чтобы быть защищенными

Можно долго пытаться разобраться, почему мужчина порой поднимает руку на близких людей. Некоторые считают, что виновата сама женщина, которая «довела мужика» своими претензиями и истериками, а кто-то скажет, что виной всему тяжелые жизненные обстоятельства, социальные проблемы, стресс и прочее. Однако все это не так.

Единственная причина — желание реализовать власть и контроль. А повод найдется всегда, будь то случайный разговор жены с бывшим однокурсником или хоть недосоленный борщ.

До сих пор, пока общество относится к домашнему насилию как к пустяку, дескать, «милые бранятся — только тешутся» — домашние тираны останутся безнаказанными.

Вспоминаю одно из наших дел, психологически наиболее тяжелых: бывший муж одной из пострадавших с Дальнего Востока совершал над ней насилие, причем в изощренно пыточной форме, причинял ей максимальную физическую и моральную боль, впридачу отобрал маленького ребенка, настраивал его против матери. Он препятствовал общению матери с сыном именно тогда, когда у женщины обнаружили последнюю стадию рака и ей жизненно необходимо было с ним видеться. Нам удалось за несколько месяцев до ее кончины наладить ее встречи с ребенком. Но весь ужас этой истории был в том, что человек этот занимал должность профессора местного вуза. И все его сотрудники и члены педагогического сообщества города хотя и знали о таком его «странном» отношении к жене, но спокойно продолжали подавать ему руку, общаться с ним. Ведь он — приличный человек, вежливый, без вредных привычек, с социально приемлемым поведением! А что уважаемый профессор бьет свою жену — ну так это их личное, сугубо семейное дело.

Личные дела заканчиваются там, где начинается правонарушение. Можно хотя бы перестать здороваться с насильником, если повлиять на него другими способами невозможно.

В последнее время ситуация, хоть и медленно, но все же меняется. О домашнем насилии все больше говорят и пишут в интернете, в СМИ. И тон этих публикаций гораздо более непримиримый к насильственным действиям, чем даже десяток лет назад. Если раньше фокусировались на «чернухе», на криминале, то сегодня стали говорить о структурных проблемах — отсутствии помощи, несовершенном законодательстве, психологических аспектах проблемы, неважной работе сотрудников полиции. Наросла критическая масса проблемы, да и общество стало более просвещенным, появились публикации о том, как работает система защиты от домашнего насилия в других странах, о громких скандалах и резонансных делах, выигранных пострадавшими. Да и современные россиянки уже сегодня не так запуганы, как в СССР и постсоветские времена.

Благодаря интернету стало проще поведать миру свою историю, сделать ее публичной. Можно сказать, что чувствительность общества к насилию повысилась.

О чем нужно помнить девушкам, готовящимся к семейной жизни, для того чтобы не нарваться на домашнего тирана? Конечно, с виду нельзя определить сущность человека, порой за социально безупречной личиной может скрываться отъявленный негодяй. Но слишком частые вопросы будущего избранника — с кем ты общаешься, почему звонил мужской голос, почему ты ходишь туда-то, всяческое нарушение личных границ, личного пространства, — все это должно насторожить. Это первые звоночки, сигналящие о том, что подобное поведение может перерасти в насилие.

Читать еще:  Официальное трудоустройство иностранных граждан в рф

Однако одной только бдительности и интуиции женщины недостаточно. Учитывая, что бытовые мотивы — основные в преступлениях против женщин, они вправе требовать того, чтобы государство их защищало. Государство должно обращать внимание на проблему и привести законодательство в соответствии со стандартами, принятыми в разных странах и опробованных на практике. Наши женщины заслуживают того, чтобы быть защищенными.

Наказание за избиение и побои

Если совершено деяние, подпадающее под ст. 116 УК РФ, к злоумышленнику может быть применено одно из следующих наказаний:

обязательные работы до 360 часов;

исправительные работы до одного года;

ограничение свободы до двух лет;

принудительные работы до двух лет;

арест до шести месяцев;

лишение свободы до двух лет.

Легкой тяжести

По легким вредом понимают последствия нанесения телесных повреждений в виде кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности.

Причинение легкого вреда здоровью подпадает под ст. 115 УК РФ. В ней указаны несколько санкций:

штраф до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы осужденного за период до трех месяцев;

обязательные работы до 480 часов;

исправительные работы до одного года;

арест на срок до четырех месяцев.

Средней тяжести

К средней тяжести относят вред, не опасный для жизни и здоровья жертвы и не повлекший последствий, установленных в ст. 111 УК РФ. Для данной степени тяжести характерно длительное расстройство здоровья либо значительная стойкая утрата трудоспособности не менее чем на одну треть.

Длительным считается расстройство здоровья свыше трех недель (более 21 дня).

Этот период определяют по продолжительности временной утраты трудоспособности (временной нетрудоспособности), которая указана в медицинских документах.

Причинение вреда средней тяжести подпадает под ст. 112 УК РФ. Злоумышленнику могут назначить принудительные работы до трех лет, полугодовой арест или тюремный срок до трех лет.

Тяжелые побои

Под тяжкими телесными повреждениями понимают опасные для жизни и здоровья травмы.

Для этой степени тяжести характерен следующий признак: если потерпевшему вовремя не оказать медицинскую помощь, он может умереть.

Причинение тяжкого вреда здоровью квалифицируется по ст. 111 УК РФ. Преступнику грозит до восьми лет тюрьмы. При отягчающих обстоятельствах срок может вырасти до 15 лет.

Суть декриминализации

Декриминализация представляет собой переквалификацию уголовного преступления небольшой тяжести в административное нарушение. Ее целью является смягчение наказания для оступившихся впервые и освобождение мировых судов от излишней загруженности, поскольку в подобных случаях виновные обычно присуждаются к условному отбыванию срока.

Что привело к декриминализации домашнего насилия

  • из хулиганских побуждений;
  • из ненависти к определенным группам населения;
  • по отношению к близким лицам, с конкретным указанием, кого можно отнести к таковым.

Последний пункт и вызвал сильный резонанс в обществе, поскольку, по мнению некоторых экспертов, вступал в явное противоречие с логикой и принципами Конституции. Так, согласно данному положению, родители, отшлепавшие непослушного ребенка, подлежали уголовному преследованию. После чего органы опеки получали достаточное основание для изъятия ребенка из проблемной семьи. Тогда как постороннее лицо, совершившее те же действия, подвергалось лишь административному взысканию.

Подобное несоответствие послужило поводом к предложению перевести побои членов семьи также в административную область законодательства. Однако и это решение было встречено негативными комментариями со стороны представителей КПРФ, Совета ЕС и некоторых известных личностей. По их мнению, закон о декриминализации побоев в семье развязывает руки супружеской тирании, от которой за 2015 г. пострадало 9947 женщин и 6680 детей (согласно официальным данным МВД). В связи с чем в законопроект была внесена поправка, касающаяся повторных инцидентов, которые карались уже по отдельной статье 116.1 , специально для этого введенной в Уголовный кодекс.

История вопроса

Впервые законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но не прошел первое чтение.

До 2017 года в статье 116 Уголовного кодекса России были указаны побои «в отношении близких лиц». Но такие побои в семье, совершенные впервые, вывели из-под действия УК и стали считать административным правонарушением.

В последний год активизировалось обсуждение нового законопроекта о домашнем насилии. В Москве и Санкт-Петербурге прошли митинги и одиночные пикеты за принятие этого закона.

В ноябре на тему законопроекта высказался представитель Русской православной церкви Вахтанг Кипшидзе. По его словам, предлагаемые меры основываются на западном опыте борьбы с домашним насилием и могут негативно отразиться на институте семьи в России.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector